О диагностике

Важен не диагноз болезни - это далеко зашедшее следствие, а причина болезни. Описываются интерпретация анализов и законы выздоровления.

Например, мы проводим лечение больного бронхиальной астмой (болен уже 5 лет). Бронхиальная астма развилась от круглогодичного аллергического ринита (болен более 20 лет) от аллергии к клещам в пыли. При электропунктурной диагностике выявлены личинки стронгилоидоза, шистосомы, лямблии, трихомонады, грибы кандида и хламидии. Назначено: диета с исключением дрожжей и сладкого, вермокс, билтрицид, метронидазол, трансфер-фактор классический и эдвенсд, Нановектор-И и конституциональный гомеопатический препарат. Одновременно санацию прошла супруга больного. Приступов удушья или чихания больше не было.

Аллергический ринит развился от присутствия трихомонад в носу, а не от клещей в домашней пыли. Введите любую дрянь внутрикожно – на неё возникнет реакция. Это не научное доказательство. Клещи – это провоцирующий фактор. Много у науки таких "научных" доказательств.

У одного больного, терапия описанная выше, сняла псевдоаллергию к полыни. Больной настолько  удивился, что сорвал полынь и её обнюхал. Истинный аллерген из контакта надо исключать. Отличить аллерген от провоцирующего фактора можно только после противогельминтной и противопаразитарной терапии, когда исчезают ложноаллергические реакции. Полынь была не аллергеном, а провоцирующим фактором.

Имудон, ИРС-19, ликопид или бронхо-мунал курсом не более 10 дней мы применяли раньше у таких больных. При заболевании гриппом, ОРВИ или отравлении их прием надо временно прекратить. Мы не согласны с инструкцией к ним, что иммуномодуляторы можно применять в острый период болезни или, что его можно назначать всем больным 20 дней подряд. Иммунитет может не выдержать антигенной нагрузки. После завершения этиотропного лечения мы при аллергическом рините назначали концентрированный гамма-интерферон интраназально для подавления продукции аллергических антител по месту их первоначального синтеза. Для этого лейкоцитарный интерферон растворяли не в 1 мл, а в 0,2 мл воды и закапывали в нос. Интерферон эффективен у 3-5 % больных аллергическим ринитом, когда аллергия вызвана аллергеном, а не паразитами. С появлением трансфер-факторов (ТФ) мы редко назначаем другие иммунокорригирующие препараты.

Все болезни логически взаимосвязаны, и начинать надо с причины, составив логическую цепочку болезней. Поясним сказанное на примерах. Экссудативно-катаральный диатез может перейти в бронхиальную астму. Поэтому астму лечить нам гораздо легче, чем экзему. При заболеваниях кожи надо лечить легкие и толстый кишечник. Дерматологам и косметологам надо прислушаться к словам акына Акмолды в переводе Алексея Брагина: "Для полной красоты ты убери / Всю грязь, что накопилась, изнутри".

При гомеопатическом лечении и при приеме ТФ больные иногда переносят все болезни, недолеченные ранее, причем в порядке, обратном их возникновению. Поэтому если у астматика появляются высыпания на коже, а удушье проходит, то это означает, что у него атопический дерматит не вылечили в детстве, а залечили.

Возврат старых болезней вместо новых – это благоприятный признак. По законам выздоровления К.Геринга больной идет обратной дорогой к выздоровлению. Приведем возможную логическую цепочку патологических состояний инфекционно-аллергического характера. У больного в детстве был атопический дерматит. Клинические проявления дерматита прекратились, но появилась клиника инфекционно-аллергической бронхиальной астмы. В связи с продукцией ревмофактора против антител, участвующих в аллергической реакции, клиника астмы прекращается, но развивается ревматоидный артрит. Если подавить выработку ревмофактора, то антитела, вызывавшие астму высвободятся, с развитием клиники астмы. Если восстановить подавленное потоотделение, то от выделяющихся токсических веществ, пострадает кожа, но пройдет астма. Если сразу устранить причину, вызвавшую дерматит, то в процессе лечения могут не появиться старые болезни. Такие диагнозы как экссудативно-катаральный диатез, экзема, бронхиальная астма, ревматоидный артрит на самом деле являются лишь синдромами, этапами развития единого патологического процесса. Чтобы успешно лечить заболевания сердца, надо привести в порядок желудочно-кишечный тракт, т.е. убрать геликобактерий из желудка, кишечника и сердца. Чтобы лечить успешно заболевания кожи или легких, надо лечить кишечник. На съезд гастроэнтерологов мы написали статью: «Бронхиальную астму должны лечить гастроэнтерологи», но не пульмонологи. Косоглазие связаны с поствакцинальным синдромом или патологией желчного пузыря. При близорукости надо лечить печень. При артритах надо лечить паразитарные инвазии, гельминтозы, иерсиниозы, сальмонеллезы, шигеллезы, геликобактериозы, хламидиозы, клостридиозы, микозы (А.Р.Кудашева, 2014). Поэтому лечение у узкого специалиста чаще всего неуспешно. Приведем пример логической цепочки болезненных состояний:

Больная М., 30 лет, обратилась по поводу гнездной алопеции в течение семи месяцев. В анамнезе последние семь лет отмечает отхаркивание кровянистой мокроты во время месячных, которое не смогли излечить академическими методами лечения. При обследовании выяснена грибковая природа алопеции. В реперториуме Дж.Т. Кента находим, что при кровохаркании во время месячных рекомендуется только Цинкум металликум как выдающееся средство. Больной был назначен Цинкум металликум 6. Потенция была выбрана тестированием на аппарате Фолля. После однократного приема препарата больной стало очень плохо. Больная сказала, что у нее состояние как при отравлении угарным газом. По законам гомеопатии болезнь уходит: 1) сверху вниз (значит хорошо, если после того как прошло поражение нервной системы появилась, например, боль в ноге); 2) изнутри кнаружи (боль прошла в животе, но появились высыпания на коже); 3) от новых болезней к старым. Выяснилось по последнему закону, что больная действительно в возрасте 5 лет угорела. Мы дали больной Карбо вегетабилис, который сразу снял ухудшение. Осмотр через месяц выявил излечение алопеции и во время месячных не было кровохаркания. Встретили её только через 12 лет. Все это время ничем не болела. По мнению классиков гомеопатии мы совершили грубую ошибку. У них не было возможности для электропунктурного тестирования лекарств.

И в данном случае все логически взаимосвязано. Отравление угарным газом по мере «выздоровления» привело к накоплению патогенной информации в макрофагах (длительно живущие клетки организма), особенно в легочных макрофагах, что привело к повреждению сосудов именно в дыхательной системе и к нарушению обмена цинка в организме. Поскольку без цинка не функционирует клеточный иммунитет, это привело к клеточной иммунной недостаточности, что проявилось микозом в виде гнездной алопеции и поражения легких. Назначение гомеопатического цинка привело к выбросу патогенной информации из макрофагов в кровь, и больная испытала интоксикацию «как при отравлении угарным газом» повторно.

С точки зрения гомеопатии, данное наблюдение представляет интерес в следующем плане. Гомеопаты нередко избегают применения препаратов, вызвавших отравление, и пытаются использовать подобные препараты. Но наибольшее подобие состоит в том, чтобы использовать препарат, вызвавший отравление. Мы предполагаем, что патогенная информация может храниться в макрофагах организма. В таких случаях при приеме гомеопатических препаратов вслед за мгновенным улучшением показателей идет «гомеопатическое ухудшение» состояния человека и падение показателей при электропунктурном тестировании. Это падение показателей, если оно продолжается более 3-5 минут, лучше исправить назначением конституционального препарата. Классические гомеопаты, достигнув такого «ухудшения», ждут эффекта, ничего не предпринимая. Больной проходит через ухудшение состояния к выздоровлению. Мы же помогаем больному быстрее выздороветь без ухудшения самочувствия, так как это будет более быстрое выздоровление. Ведь Ганеман призывал выбирать то лечение, которое ведет к более мягкому выздоровлению.

Приведем пример логической цепочки развития болезни. Принимаем больного 19 лет с лимфогранулематозом (ЛГМ) – злокачественным заболеванием лимфатической ткани, гломерулонефритом (ГН) с нефротическим синдромом (НС), часто рецидивирующим простым герпесом (РПГ), хроническим бронхитом (ХБ) и склонностью к частым острым респираторным вирусным инфекциям (ОРВИ). Казалось бы, не связанные друг с другом заболевания.

Выяснилось, что больной с рождения часто заражается вирусными инфекциями до настоящего времени. Два его брата погибли от респираторных инфекций на первом году жизни, тогда как сестра не имеет склонности к заражению ОРВИ. Из этих данных можно сделать вывод, что больной имеет с рождения генетически обусловленный клеточный иммунодефицит (КИД), сцепленный с полом. Клеточный иммунитет защищает от вирусных инфекций и раковых заболеваний. Если бы больному назначили постоянную заместительную терапию иммунными факторами, содержащими трансфер-факторы (ТФ) и гормон тимуса – тимозин, то мы не имели бы дело со столь тяжелым "букетом" болезней.

В последующем к частым ОРВИ присоединился ХБ, обострения которого протекали с откашливанием прозрачной негнойной мокроты. Каждый эпизод ОРВИ или обострения ХБ сопровождался РПГ, т.е. проявления КИД зашли дальше и обусловлены не только иммунодефицитом, но и специфическим подавлением иммунного ответа на вирусы, вызывающие РПГ и обострения ХБ. Последние протекали без выраженной интоксикации, больной их переносил на ногах, но они были постоянно. Отсутствие интоксикации и бактериальных осложнений позволяет предполагать нормальный уровень антител (АТ) в крови.

В дальнейшем у больного от постоянных инфекций иммунные нарушения углубились и развилась клиника ГН, т.е. присоединились проявления иммунопатологии, осложнившиеся НС, при котором с мочой теряется много белка и АТ, что привело к выраженному гуморальному иммунодефициту. Обострения ХБ уже протекали с выраженной интоксикацией, так как уже не хватает АТ от токсинов. Мокрота при обострениях быстро приобретала гнойный характер, так как при дефиците АТ страдает защита от бактерий. Для компенсации потерь АТ в организме повысилась выработка АТ, что привело к перенапряжению иммунной системы и к увеличению количества клеток иммунной системы – лимфоцитов и к соответствующему увеличению размера лимфоузлов (лимфоаденопатия, ЛАП). Больной отмечает, что в течение нескольких последних лет была ЛАП, причину которой при обследовании не могли выявить. Больному неоднократно проводили диагностическую биопсию увеличенных лимфоузлов, но морфологи не могли поставить диагноз. С точки зрения логики, причина ЛАП лежит на поверхности и связана с повышенной компенсаторной продукцией АТ. Обращаем внимание, что у больного думающий врач диагностирует гиперпродукцию АТ, когда лабораторно выявляемая их концентрация была резко сниженной в связи с потерей белка с мочой. Дело врача – выяснить, имеет ли место гиперпродукция АТ, когда лаборатория дает "нормальные" и даже пониженные показатели. Длительное перенапряжение лимфатической системы способствовало возникновению злокачественного заболевания лимфатической ткани – ЛГМ, который подтвержден морфологами.

Чем дальше зашел патологический процесс, тем труднее лечить больного, требуется больше этапов терапии. Переход заболевания в онкологию обязывает нас отправить больного к онкологу. Поэтому лечением данного пациента мы не занимались, но даже и на этом этапе лечения следовало назначить препараты тимуса, что мы и рекомендовали. ТФ в то время не было. Данный пример показателен и тем, что все истоки болезни закладываются с детства.

      Разделы